Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

«Мисима: Финальная глава» (Кодзи Вакамацу, 2012), или Несостоявшийся триумф поэзии над прозой

Юкио Мисима – культовая фигура японской и мировой литературы. В середине XX века он шокировал публику новаторски откровенными и в то же время глубоко философскими произведениям. Быстро заслужив статус классика в мире литературы, Мисима, неравнодушный к судьбе родины, пытался стать всеобъемлющим символом эпохи, главным властителем дум японского народа. Ради этого он пробовал себя в качестве актёра, режиссёра, дирижёра, авиапилота и бодибилдера. Читателя Мисима завоёвывал подлинным и отчаянным трагизмом судеб своих героев. На страницах его произведений персонажи совершали то ли безумства, то ли подвиги: во имя высших целей они истязали свою плоть, сжигали храмы и устраивали заведомо обречённые на провал попытки государственного переворота. Увлёкшись политикой, Мисима решил перенести трагедию со страниц книг в жизнь. 25 ноября 1970 года он попробовал привлечь армию для совершения монархического переворота. Желающих поддержать авантюру не нашлось, и Мисиме, как истинному самураю, не осталось ничего, кроме как сделать сэппуку. История удивительная, и, кажется, в мировой истории аналогов не имеющая. Не зря в кино к ней обращаются уже не в первый раз.

Юкио Мисима
Collapse )
two1

«Цезарь должен умереть» (братья Тавиани, 2012), или Украл, выпил - …в театр!

Ни камни башен, ни литые стены,

Ни подземелья душные, ни цепи

Не могут силу духа удержать;

Жизнь, если ей тесны затворы мира,

Всегда себя освободить сумеет.

Уильям Шекспир. «Юлий Цезарь»

 

Кинематографическая карьера итальянцев Паоло и Витторио Тавиани длится уже без малого шестьдесят лет. Всё это время братья стабильно снимают хорошие картины, быть может, без революционных прорывов в форме, или исключительных откровений в содержании, но зато и без кризисов и провалов. «Уже не молодые ребята», как сами режиссёры себя называют, являются любимцами различных киносмотров и заслуженно обладают некоторым количеством наград. Последняя их лента, «Цезарь должен умереть» получила в этом году «Золотого медведя» Берлинского кинофестиваля. Надо полагать, жюри было подкуплено мастерским переплетением вечных вопросов и современных социальных проблем, сочетанием высокой поэзии Шекспира и сцены тюремного театра.
Цезарь должен умереть Тавиани

Collapse )
five1

"Бакенбарды" (Юрий Мамин, 1990), или Пушкинизм как тоталитаризм

Юрий Мамин славится любовью к изучению болезней общества, его проблем, отклонений и всевозможных несуразностей. Возможно наиболее полно уникальный талант режиссёра воплотился в лентах «Фонтан» и «Бакенбарды». В первой, на примере дряхлой ленинградской многоэтажки, показан целый комплекс расстройств Советского Союза эпохи перестройки. Картина злободневна, заострена, в первую очередь, на реалиях того времени, от чего сегодня кажется своеобразным анахронизмом.

Юрий Мамин

Круг проблематики второй ленты стал уже, однако сложность, масштабность и значительность затронутых вопросов, делают работу актуальной и по сей день. Вопросы эти — существование молодёжных группировок и неформальных объединений, роль, место и содержание идеологии в обществе. Трагический XX век подготовил богатейшую почву для размышлений на эти темы. Опыт авторитарных и тоталитарных режимов, замешанных на идеологиях всех видов, коммунистической, нацистской, социал-демократической, консервативной и т. д. и т. п. лёг в основу ленты Мамина, не случайно возникшей на излёте советской эпохи. Картина как бы подвела некую черту, вывела некие итоги из социально-политического опыта XX в., но одновременно и заглянула в будущее, предостерегла от повторения ошибок.

Бакенбарды Юрий Мамин

Collapse )
оценка

"Высоцкий. Спасибо, что живой" (Пётр Буслов, 2011), или Живой, да не такой

Долгожданная картина Петра Буслова о Высоцком для меня, увы, оказалась разочарованием. Нет, она не плохая, она просто не такая и не о том, чего ждал я и, уверен, многие другие. Как человек наивный, я мечтал увидеть какое-то масштабное и глубокое полотно, такое, где был бы хоть краешком отражён великий человек, тот, кто являлся «голосом своего поколения», тот, кто по сей день олицетворяет наш народ и целую эпоху нашей истории. Напрасно я мечтал. Задача создания такой картины, очевидно, в сегодняшних условиях, просто невыполнима. Тяжеловесный проект Буслова, Эрнста, Высоцкого-младшего и Ко — очередное тому подтверждение, к сожалению.

Высоцкий Спасибо что живой Буслов

Collapse )

оценка

"Новый Гулливер" (Александр Птушко, 1935), или Революция в стране Лилипутов

Ну кто не помнит советские фильмы-сказки? Кому не знакомы имена наших главных кино-сказочников, Птушко и Роу? Да наверняка у многих, именно с советских сказок, увиденных в далёком детстве, началась любовь к кино вообще! Мне тут захотелось вспомнить какую-нибудь из таких картин детства. Первой на ум почему-то пришла старейшая лента, - аж 1935 года, - "Новый Гулливер" Александра Птушко.

Новый Гулливер

Collapse )

оценка


"Полторы комнаты..." (Андрей Хржановский, 2009), или Кино стихами

Иосиф Бродский утверждал идею индивидуализма. Под индивидуализмом он имел ввиду самостоятельность и "оригинальность мышления", независимость и "разноликость". Андрей Хржановский, классик отечественной анимации, взявшись за кинематографическое повествование о Бродском, прекрасно уловил это убеждение поэта. Фильм, соответственно, очень по-бродски получился не похожим ни на что. В наш прагматичный век картина кажется сказочной выдумкой, словно бы пришедшей из другого, более поэтического и светлого мира.


Полторы комнаты Хржановский

Collapse )

оценка

"Окраина" (Пётр Луцик, 1998), или Сказка про русский бунт

Русский народ любит сказки. Сказки у русского народа были всегда. Начиная с народных сказок, до сказок Пушкина, со сказки про доброго "батюшку-царя", до величайшей сказки XX века про "светлое будущее". В незамысловатых этих сказках русский народ всегда уповал на чью-то добрую волю, мол, придёт некая мифическая сила, - чудо-богатырь, золотая-рыбка, партия, - и беды все наши развеются. Напрашивается вопрос - почему русский народ так любит сказки? Да потому, что жить русскому народу всегда невмоготу. Только и остаётся, что надеяться на чудесное спасение.

В 90-е гг. жизнь, как известно, лучше не стала, скорей наоборот. Сказки множились. Но теперь всё чаще героем их становился какой-нибудь особенно отважный выходец из народа. Вспомнить того же "Брата" Балабанова, или "Ворошиловского стрелка" Говорухина, или даже "Не послать ли нам гонца?" Чикова. Но апофеозом подобной сказки, где русский народ сам, без постороннего вмешательства, разруливает свои проблемы, стала картина Петра Луцика "Окраина". Вот где сказка о народном герое дошла до своего логического конца, отразив, тем самым, глубинные народные мечты. Какие? Об этом чуть позже. 

Окраина

Collapse )

оценка