Category: животные

«Третий лишний» (Сет МакФарлейн, 2012), или «Всё равно его не брошу…»

Если помните, у всех у нас с Вами в детстве были любимые игрушки. Всякие там динозавры, роботы, куклы, машинки, солдатики и прочее. Кто-то счастливый, быть может, даже застал наикрутейших советских медведей, не столько мягких, сколько трогательных своим недорычанием, издаваемым при опрокидывании на спину. Игрушки эти имеют обыкновение расти вместе со своими хозяевами. Взрослея, мы познаём несовершенство окружающего мира, становимся сильно умными, злыми и зачастую малоприятными типами. Игрушки принимают несовершенство мира, выпуская наружу плюш, обтирая бока, теряя пуговичные глаза и отбрасывая конечности своего, так сказать, тела. Как бы мы в детстве не твердили, мол, «всё равно его не брошу, потому что он хороший», в подростковом возрасте мы беспечно забываем об этих милых максималистских обещаниях. Преданные игрушки отправляются в коробку, на чердак или к знакомым. Но став совсем взрослыми, мы всё чаще мечтаем оказаться в компании бывших неодушевлённых друзей, надеясь вернуть таким образом беспечное счастье детства. Главный герой фильма Сета МакФарлейна «Третий лишний» больше всех нас не хотел разлучаться с любимой игрушкой. Страстное желание произвело чудо: плюшевый медведь ожил. Последствия, увы, оказались плачевными: маленький мальчик даже в тридцать пять лет остался маленьким мальчиком, а некогда безобидная игрушка «набралась всякого», и из символа детской невинности превратилась в воплощение порока и неспособности повзрослеть.

ted_5

Collapse )

0004k87d

"Белый тигр" (Карен Шахназаров, 2012), или The War Must Go On

Если обратиться к воспоминаниям фронтовиков, то можно убедиться в том, что загадочное и необъяснимое на войне не было редкостью. Судьбы людей определялись каждодневными случайностями и совпадениями, логика которых порой не поддавалась пониманию. Война искажала реальность до такой степени, что силы, двигавшие мировой конфликт, могли казаться едва ли не мистическими, сверхъестественными. Ужас, абсурд происходящего порождал веру в страшные мифы. Один из таких мифов, изложенный в повести Ильи Бояшова «Танкист», лёг в основу картины Карена Шахназарова «Белый тигр».

Белый тигр постер


Collapse )